+7 (495) 797 76 73

 
Ежедневно 10:00 - 19:00.

Магазин профессиональных велотоваров

0 0

DOGMA 2 чемпиона мира и ее постоянная настройка

«Я – одержимый маньяк», - сказал Марк Кавендиш в интервью журналу Cycle Sport в 2010-м. Кто-то менее откровенный  и самокритичный мог бы сказать, что чрезвычайно дотошен, но, как бы то ни было, Кавендиш хорошо известен как перфекционист. Это его внимание к деталям, так же, как и  его знаменитое определение, помогли ему стать лучшим спринтером своей эпохи и двигали его к победе на чемпионате Мира в 2011 году.



Как утверждает механик Team Sky Гэри Блем, одна из вещей, в которых Кавендиш особенно скрупулезен - это настройка своего велосипеда. Многие гонщики возятся с настройками и доводкой велосипеда в начале сезона, а затем оставляют его в покое, но Кавендиш постоянно вносит изменения в регулировки, чтобы подготовить машину к определенному гоночному дню.
Блем родом из Южной Африки, с Кавендишем работает с 2010 года, вместе с ним он и присоединился к Team Sky в начале 2012 года. Гэри хорошо изучил то, как работает Кавендиш. «Он знает, чего хочет, и я понял, как предоставить ему именно то, чего он хочет», - говорит Блем, признавая, что опыт Кавендиша делает его непревзойденным экспертом в области того, как настроить велосипед под себя лучше всего.
Кавендиш ездит на Pinarello DOGMA 2 со специальной геометрией под его фигуру. С наклонной (слопинг) конфигурацией верхней трубы, эта номинально 50-см рама имеет 46 см у подседельной трубы и 50 см у головной трубы.


Насколько низко можно сидеть?
Основная цель посадки Кавендиша на велосипеде - это получить низкое положение для спринта.
«Он пытается ехать как можно ниже спереди и, если вы посмотрите на него посадку, она очень, очень низкая, - поясняет Блем. – Мы получили посадку настолько низкую, насколько это было возможно». Такое низкое положение достигается в основном за счет короткой головной трубы велосипеда и плоского положения выноса. Руль PRO со стандартными дропами анатомической формы, ручки Shimano, которая занимается компонентами, помимо переключателей и тормозов.
Беседа велась после третьего этапа «Тиррено-Адриатико». Это была хорошая гонка для Team Sky, а до этого Кавендиш выиграл второй этап.
Тем не менее, Кавендиш попросил внести изменения в настройки велосипеда. Он «регулярно меняет свою посадку, - говорит Блем. - Я бы сказал, что приблизительно два или три раза в неделю. Со вчерашнего дня он отказался от выноса 130 мм, сменив его на 120, и мы только что добавили дополнительные накладки на ручки переключения, потому что он хотел более массивных ощущений на руле».
Это немалые изменения, «но дело в том, что он знает, чего хочет, - замечает Блем. – Он без проблем может изменить положение седла до полутора сантиметров вверх или вниз перед 200-км этапом. Некоторые гонщики даже при изменении положения седла на один миллиметр будут чувствовать себя неуютно, а он может изменить его на полтора сантиметра».
Блем работал с Марком Кавендишем достаточно долго, чтобы понять обоснованность постоянной корректировки. «Он считает, что тело постоянно меняется в течение дня. По его теории человек утром выше, чем вечером; его тело изменяется, оно становится более эластичным или у него прибавляется сил. Он чувствует, как его тело меняется каждый день, а потому он хочет изменить и свой велосипед».
Кавендиш также подгоняет свою посадку к предстоящей гонке. В горах, когда он не претендует на победу, он принимает более вертикальное положение при езде, по сравнению с тем, как он сгибается, когда рвет на финишной прямой спринта.
«В горах он поднимет руль на один сантиметр выше, чем на равнинном или спринтерском этапе, - говорит Блем. - Он любит ездить, поднявшись на ручки переключения, в стиле чоппера. На руле у него переключатели Shimano Sprint для быстрого переключения передач».


Колеса и вынос велосипеда: жесткость
Основной выбор Кавендиша для велосипеда - это жесткость в спринте и комфорт для того, чтобы доехать до этого спринта. Хотя рама его Pinarello Dogma 2 специально никак не укреплена.
Это первый сезон Кавендиша на Dogma 2, и Блем говорит: «Он очень хорошо адаптировался к Pinarello и отлично чувствует себя на этом велосипеде. Поскольку велосипед был уже жесткий», Pinarello не пришлось ничего делать с карбоном для того, чтобы сделать его еще жестче для Кавендиша. «Не забывайте, что он очень компактный, и это помогает сохранять его жесткость», - поясняет Блем.
Очень большое внимание Кавендиш уделяет колесам. «Он очень внимательно следит за своими колесами, - говорит Блем. – При его стиле педалирования он просто сгибает велосипед в спринте и любит колеса исключительно жесткие.
Он получил жесткий вынос, который PRO разработала для него, и я заметил, что некоторые другие ребята в других командах также используют его».
Комфорт для длительных поездок
Кавендиш не использует самые жесткие седла, хотя мог бы. «Он ездит на полукарбоновом fi'zi:k Arione CX Braided. Это седло не полностью карбоновое, поскольку Кавендиш считает, что полностью карбоновое седло для него жестковато, так что корпус этого седла из пластика, а рамка из карбона». И в то время Кавендиш любит пробовать множество различных вариантов, хотя придерживается Arione, поскольку эта модель ему подходит.
Его руль также подобран для удобства. «Он очень скрупулезен в том, какая должна быть обмотка на руле. Ему нравятся дополнительные гелевые подушечки под резиновыми капюшонами ручек, а сейчас у него два слоя геля на руле», - говорит Блем, и, смеясь, добавляет: «Но это может измениться!»
На самом деле, это почти наверняка. Кавендиш корректирует свою посадку прямо в течение сезона. «Это непрерывный процесс, - говорит Блем. - Он выиграл вчера, но вчера же  вечером уже изменил свою посадку. Он победит, и вы думаете, что сейчас он ничего менять не будет, это победная посадка. Но с ним это не работает, он будет менять, и менять кардинально».
Кавендиш далеко не первый гонщик, который зациклился на своей посадке на велосипеде. Он почти наверняка отмахнулся бы от сравнения, но великий бельгийский гонщик Эдди Меркс также был известен постоянной настройкой своего велосипеда.
Меркс отчаянно пытался найти удобное положение после того, как повредил таз в аварии, но Кавендиш не имеет таких проблем. Может быть, он ищет психологический комфорт так же, как и физический.
«Это точно подмечено, говорит Блем. - У него было несколько инцидентов с механиками, когда парень говорил: «Подними седло на 3 или 5 миллиметров, не надо поднимать его на полтора сантиметра сразу», - это его сильно раздражает. Ведь это он ездит на велосипеде по 200 км в день, и он был профессионалом достаточно долго!
Если бы Марк только начинал, я бы мог ему посоветовать: «Ты не настолько опытен, чтобы делать это», - но поскольку он в гонках так долго, он знает свое тело. Он знает, что понизить седло на полтора сантиметра перед этапом в 200 км выглядит странно, но благодаря этому он добивается своего и опять одерживает победы».

Фото: Грэхем Уотсон
 

РЕГИСТРИРУЙСЯ С ПОМОЩЬЮ E-MAIL И ПОЛУЧАЙ СООБЩЕНИЕ
О СКИДКАХ И АКЦИЯХ